Chromov CollectionРеставрация и продажа классических автомобилей
Рубрика «Бренды»

История Мерседеса — компрессор

Машина, которую создал Порше, была отнюдь не заурядной. Скажем, привод распредвала осуществлялся не каким-нибудь ремнем или цепью, а косозубыми шестернями — надежно и основательно

Европа постепенно вставала на ноги после 1-й мировой войны. Германия со своим мощным промышленным потенциалом стремилась вырваться в лидеры, но была стеснена многими ограничениями и выплачивала истощающие экономику суммы по репарациям. Это отражалось на быте граждан. Однако во всем была видна немецкая основательность и аккуратность. Склонности к излишествам не было, но и зря ничего не пропадало. Всюду чистота, порядок и прилично одетые люди.

На частные автомобили в то время был установлен высокий налог. По сложной системе вычислялась так называемая налоговая мощность. Наибольший налог платили владельцы машин с крупнолитражными моторами.

Примитивные мотоколяски не смогли завоевать популярность, и самым массовым стал класс четырехместных машин с мотором около 1 литра, таких как ДКВ, НСУ, Адлер, Опель, НАГ, Бреннабор, Штёвер, Ганза.

Мерседес выпускал тогда небольшой автомобиль, разработанный Паулем Даймлером, сыном Готлиба Даймлера. Его увлечением были компрессорные моторы. Четырехцилиндровый мотор объёмом 1,5 литра при включенном компрессоре развивал 60 сил — по тем временам это было солидно. И всего 8 сил налоговой мощности — выгодно! Однако в остальном машина была довольно простоватой и при этом стоила как солидный шестицилиндровый лимузин.

Пауль Даймлер был вынужден покинуть фирму. Новую работу он нашёл на фирме «Хорьх», а на его место поступил конструктор, создавший весьма успешные спортивные машины Австро-Даймлер моделей Саша и Принц Хайнрих. Первая была названа в честь богемского графа Саши Коловрата, гонщика и кинопромышленника, который выиграл на ней Альпийский кубок. Любопытно, что в качестве напарника с ним в машине был маленький поросёнок. Вторая была создана специально для участия в престижной гонке, организованной принцем Хайнрихом, и имела предписанную правилами конструкцию. Обтекаемый четырёхместный кузов с заостренной кормой и маленькие торпедообразные фары — автомобиль будущего в тогдашнем представлении. Но талант конструктора, конечно, проявился в двигателе — пять клапанов на цилиндр — впечатляет и сегодня. Этим конструктором был не кто иной, как Фердинанд Порше.

Придя на Мерседес, Порше стал проводить реорганизацию. Он упорядочил модельный ряд, начал разработку автомобилей, соответствующих запросам покупателей, в первую очередь обеспеченных. В условиях кризиса ставка неспроста была сделана на самые платежеспособные категории населения — врачей, юристов, биржевиков. Эти люди не бросали денег на ветер.

Но Порше заинтересовался и компрессорными моторами. Ведь главным его увлечением были спортивные автомобили. А компрессор скрывал в себе значительный потенциал.

Компрессор Рутса — это два ротора, вращающихся в особой камере в несколько раз быстрее самого мотора. Создаваемое им давление значительно повышает интенсивность наполнения цилиндров горючей смесью, что дает увеличение мощности. Приводится компрессор от коленвала мотора через особое сцепление. Обычно машину с таким мотором можно узнать по выведенным наружу сбоку капота выхлопным трубам.

Машина, которую создал Порше, была отнюдь не заурядной. Скажем, привод распредвала осуществлялся не каким-нибудь ремнем или цепью, а косозубыми шестернями — надежно и основательно. Сцепление было уже совсем современного типа, гораздо надежнее и долговечнее устаревшего конусного. Надежные тормоза на всех колесах. Синхронизаторы в коробке передач. Но главное — компрессор!

Машина была настолько быстрой, что не каждый чувствовал себя в силах совладать с ней. При мощном моторе Порше оставил шасси весьма традиционным, если не сказать — консервативным. Лонжеронная рама и цельные балки мостов на рессорах! На высоких скоростях кузов ходил ходуном, руль рвался из рук, и нужна была сноровка при работе сцеплением. Так что многие покупатели, заплатившие около 20 000 марок, вскоре расставались со своим приобретением. Мерседесы оседали у торговцев как неходовой товар и годами пылились в гаражах.

Однако находились энтузиасты автоспорта, бывшие без ума от этих машин. Они выискивали их в гаражах, на аукционах, находили битые экземпляры, отдавали за них последние деньги и утаскивали в свои гаражи. Там они правили рамы, перетягивали ходовые, перебирали моторы, зачастую добавляя им мощности. Месяцы усердного труда — и из гаража выезжало НЕЧТО. Облик зависел от вкуса хозяина, конструкция позволяла ставить разные кузова, но чаще всего предпочтение отдавалось четырехместному, типа «Торпедо», довольно старомодного вида, в пику владельцам модных лимузинов. Обычно, правда, его тщательно красили и отделывали, но некоторые нарочно придавали автомобилю вид старой, облезлой колымаги с дребезжащими крыльями и латаным «фердеком». Как, например, знаменитый «Карл» трех товарищей Ремарка. Если вы читали книгу, то помните, как товарищи раззадоривали владельцев новеньких роскошных авто. Те, гордясь своей машиной, предвкушали лёгкую победу и соображали, что к чему, только услышав залихватский посвист компрессора. Тогда они жалели, что связались с этим бешеным сундуком, но было уже поздно.

А когда машина останавливалась, она опять выглядела старой, облезлой колымагой. Но: «Сто девяносто шесть и семь десятых, официально установлено!» — восклицал Ленц, сияя заслуженной гордостью. В те времена люди радовались самым простым вещам. Нам эти радости недоступны. Например, тогда люди любили сидеть у ворот на лавочке и смотреть на проезжающие автомобили.

А если мы постоим у дороги некоторое время? Может и найдется автомобиль, который мы будем провожать взглядом, пока он не исчезнет за поворотом...

in english / по-русски