Chromov CollectionРеставрация и продажа классических автомобилей
Рубрика «Бренды»

История Мерседеса — золотой век автоспорта

Многие путают спортивные автомобили с гоночными, однако это не повод уличать их в невежестве. Было время, когда эта разница была ничтожна, тем более что тогда любой автомобилист считался спортсменом

Многие путают спортивные автомобили с гоночными, однако это не повод уличать их в невежестве. Было время, когда эта разница была ничтожна, тем более что тогда любой автомобилист считался спортсменом. Спортивный автомобиль выделялся прежде всего мощностью мотора, а автомобили, участвовавшие в тогдашних гонках, могли ездить по улицам. Однако водитель должен был обладать большим мастерством, физической силой, а также достаточной смелостью.

Мерседес уже тогда был знаменит своими спортивными (гоночными) автомобилями. Их конструкция была достаточно традиционной. Шасси было настолько прочным, что машины с успехом не только участвовали в гонках, но и служили в пожарных командах. Создавал эти машины не кто иной, как Фердинанд Порше. Удивительно, что при передовом по конструкции моторе машины обходились шасси с примитивными рамами и жесткими неразрезными мостами на рессорах. Кстати, похожую концепцию избрал и другой создатель спортивных автомобилей — Уолтер Оуэн Бентли.

На смену Фердинанду Порше пришёл Ганс Нибель. Соответственно, серия К уступила место серии S. Эти машины прослыли непобедимыми в гонках, развивая 220л.с. при включённом компрессоре. Их слава неразрывно связана с именем Рудольфа Караччиолы. Это был подлинный рыцарь скорости — отважный и не отступающий никогда. А ведь Мерседес было укротить потруднее, чем самого норовистого коня. Но Руди всегда добивался того, чтобы мощь машины всецело подчинялась ему и обеспечивала победу. В одной из гонок сказался коварный характер Мерседеса, и педаль газа так раскалилась, что сильно обожгла ногу отважному гонщику, Но даже ожог второй степени не заставил Руди сдаться — он победил.

При своём поистине драконьем коварстве, Мерседес выглядел неотразимо — длинный капот, заостренный радиатор, увенчанный трёхлучевой звездой, блистающие сигнальные рожки, спицованные колёса — глаз не отвести. И находилось немало бесстрашных, отчаянных, и при том состоятельных людей, готовых ездить на этих фантастических чудищах, вызывающих в памяти Тристана, Зигфрида, валькирий, Нибелунгов... Многие машины получили кузова от лучших мастеров. Вряд ли кого-нибудь оставят равнодушным эти величественные, рыцарственные очертания, этот блистательный, благородный облик со сверкающими, как парадные латы, крыльями и кожаными ремнями, перехватывающими капот.

Несмотря на шум, тряску, рвущийся из рук руль и пронизывающий до костей ветер, эти машины можно и сейчас иногда увидеть на дорогах. И не стоит уличать в невежестве тех, кто назовет их гоночными — наоборот, такая эрудиция достойна уважения.

Свою первую победу в гонке Руди Караччиола одержал ещё в 1921 году на машине практически неизвестной сегодня марки «Фафнир». Но настоящая слава пришла к нему именно тогда, когда он соединил свою судьбу с Мерседесом. Шли годы, автоспорт развивался, росли скорости, работа гонщика становилась все труднее, но Руди был непобедим. Война прервала его карьеру, когда он находился в зените славы. Но и через десять лет, когда он посетил гонку «500 миль Индианаполиса», гонщики единогласно решили, что его место не на трибуне, а среди них. Нашлась для него и готовая к старту машина, но не избежать было бы трагедии, если бы горячий поклонник Руди английский полковник Херрингтон не надел и не застегнул ему самолично танкистский шлем — в ходе тренировочного заезда Руди потерял управление, врезался в барьер, вылетел из машины и ударился головой, так что эта мера оказалась не лишней. И все-таки Руди в нашей памяти всегда будет победителем...

Первая настоящая гоночная трасса появилась в Германии только в 1927 году. Она пролегла среди лесистых холмов округа Эйфель. Из-за этого на ней и сейчас не действует радиосвязь, и гонщики звонят в боксы по мобильнику.

Идею строительства трассы горячо поддержал тогдашний мэр Кёльна Конрад Аденауэр. Весомым аргументом в пользу строительства была возможность предоставить работу тысячам человек в этом бедном районе. Так как в зону охвата трассы попал городок Нюрбург, она получила название Нюрбург-ринг.

Открытие трассы совпало с подъемом автоспорта в Германии. К тому времени образовался тип гоночных машин с узким одноместным корпусом. Первые такие машины построили итальянцы. Французы и англичане ещё строили двухместные, а в Америке у двухместной машины переносили руль в середину. Немцы же сделали ставку на новые машины, и таким образом был создан класс Гран-при.

Это была эпоха рыцарей скорости. На гонках царила праздничная атмосфера. Каждого гонщика радостно приветствовали, кричали «ура», махали флагами, пускали воздушные шары, бросали цветы. Лучшие гонщики были в команде Мерседеса.

Немецкие машины тогда были самыми современными. Их моторы были созданы известнейшими инженерами. Кстати, тогда на Мерседес пришел еще совсем молодой, но впоследствии знаменитый Рудольф Уленхаут. Работали моторы на смеси метанола, бензола, толуола и ксилола, причем это летучее топливо хранилось в обычных бидонах. Машины разгонялись до 300км/ч. Управлять ими могли только самые отважные гонщики. Тем более что топливный бак занимал почти весь «хвост» машины, и управляемость менялась в зависимости от количества топлива в нем. Так что гонщики были настоящими героями. Одним из них был Манфред фон Браухич.

Манфред фон Браухич — легенда Нюрнбург-ринга. На опаснейшей трассе со 172 поворотами, большей частью закрытыми, перепадом высот 300м, из-за чего она получила прозвище «Зеленый ад», он побеждал чаще всех. Наиболее известна его победа 1934 года.

К той гонке была подготовлена новейшая машина W25. Помимо того, что она вобрала в себя последние достижения мерседесовских инженеров, её тщательно выкрасили в национальный цвет немецких реннвагенов — белый. Качеству покраски мог позавидовать самый роскошный лимузин. Но в расчеты конструкторов вкралась ошибка, и машина оказалась на целый килограмм тяжелее, чем предписывали правила. Выяснилось это только на контрольном взвешивании, за день до старта. Казалось, что поздно что-либо предпринимать, и придется уезжать ни с чем. Манфред фон Браухич подошел к своему шефу Альфреду Нойбауэру и сказал: «Зря, выходит, старались. А ведь рассчитывали на победу — недаром навели такой парад. Лаку не меньше килограмма!»

Нойбауэра мигом осенило: «Манфред, Вы гений! Мы спасены! Ребята, быстро хватайте напильники и за дело! Надо успеть за ночь!» К утру от лака не осталось и следа. Машина приняла прямо-таки брутальный вид. Однако многие нашли, что алюминий красиво блестит на солнце. А поскольку машина выиграла гонку, блеск ей был к лицу. Манфред фон Браухич сиял ещё ярче. Вместе с заслуженным кубком. В Восторженной речи радиокомментатора впервые прозвучало знаменитое «серебряные стрелы». Это положило начало новой традиции. «Серебряные стрелы» выиграли ещё много соревнований. За их штурвалами сидели многие гонщики, которых мы помним. Не забудем мы и имя Манфреда фон Браухича — пилота первой «серебряной стрелы».

1951 год. Рекордная по протяженности, тщательным образом организованная гоночная трасса на месте бывшего французского провинциального городка Ман. О находившихся здесь некогда деревушках напоминают лишь имена скоростных прямиков и поворотов — Мюльзанн, Арнаж, Унодьер... На бывших деревенских улочках скорости теперь достигают 300 километров в час!.

Гонка неизменно привлекает самых именитых участников. В этот раз знаменитый американский гонщик Бриггс Каннингем решил выступать на Кадиллаке. Массивная, неуклюжая с виду машина вызывает насмешки. На трассе Феррари, Мазератти, Фрезер-Нэш, Хили, Аллард, новейшая машина Ягуар... Однако уже несколько часов лидирует — представьте себе!- старый Тальбо-Лаго аж 1938 года постройки. За рулем французский гонщик Пьер Левег. Как ни странно, он ведет машину уже почти 12 часов! Так вышло, что, вопреки правилам, он не уступил место своему напарнику, и никто не счел нужным вмешаться. Однако до финиша меньше часа. Но чудовищная усталость взяла своё, и отважный француз допустил ошибку в выборе передачи. Обрыв шатуна — и победа достается Ягуару.

Но на выдающегося гонщика сразу обратило внимание руководство сильнейшей гоночной команды Мерседеса. Ведь представьте себе, как такой гонщик поедет на одной из лучших, самой скоростной и надежной гоночной машине! Приглашение последовало незамедлительно.

К спортивному сезону 1955 года Мерседес подготовил потрясающую машину! Сверхлегкий каркас, обтекаемый кузов, подвеска от Мерседеса W196 Формулы-1, тормозные барабаны типа «Альфин», и, конечно, новейший, самый совершенный двигатель — с непосредственным впрыском топлива!

Осматривая эту машину, и сейчас заглядываешься на её плавные, стремительные формы. Скользишь взглядом от округлого носа по длинному капоту, останавливаешься на торчащих сбоку огромных выхлопных трубах, переходишь к открытому кокпиту , за которым возвышаются два обтекателя... Вроде бы эти решения устарели, но на самом деле они непреходящи.

Великий сэр Стирлинг Мосс блистательно выиграл на этой машине знаменитую гонку Милле-Милья. В этом ему помог журналист Денис Дженкинсон, который придумал гениальный ход. Они заранее проехали всю трассу и указали в специальном журнале наиболее выгодные скоростные режимы для каждого участка и поворота, что и обеспечило их победу.

Тем не менее, Стирлинг Мосс вспоминает, что порой ему приходилось специально раскачивать машину из стороны в сторону, чтобы расступалась стоящая на обочине густая толпа зрителей, не дающая просматривать повороты. Мало того, многие пытались дотронуться руками до мчащихся стрелой машин!

1955 год, Ман. Торжественный старт гонки. Нарядно одетые зрители на трибунах. Мерседес SLR, ведомый Стирлингом Моссом, лидирует. Следом мчится Ягуар тип D под управлением Майка Хауторна. Внезапно его заносит и разворачивает поперек трассы. Преследующий его Левег пытается объехать, но неожиданно на пути оказывается отстающий на круг Лэнс Маклин на Остине-Хили. Его покатая корма действует как трамплин. Мерседес взлетает, пролетает несколько десятков метров, падает посреди трибуны, полной зрителей, и взрывается. Во все стороны летят обломки, мгновенно разливается горящее топливо...

Невероятно, но гонку не остановили. Несмотря на гибель 82-х человек и серьезные ранения ещё около ста. Правда, Мерседес сразу же отозвал с трассы две оставшиеся машины. Приспущены флаги, Майк Хауторн подъезжает к финишу. Победа. Как мог после этого англичанин, джентльмен, принять кубок?.. Во всяком случае, эта история никогда не забудется.

После этой истории Мерседес ушёл из большого автоспорта более чем на 30 лет.

Читайте новые публикации в рубрике
«Автоклассика»

Автоклассика на фестивалях и конкурсах

С давних времен помимо обычных автомобильных выставок, где демонстрировалась в основном массовая продукция, а публика состояла из «белых воротничков», решивших приобрести новую модель Понтиака или Форда, и дилеров, собирающихся заключить контракт на предстоящий сезон, проводились «конкурсы элегантности», попасть на которые мог не каждый... // Читать дальше

Читайте новые публикации в рубрике
«Автоклассика»

Знаменитые автомобили на гоночной трассе

В Европе к спорту относились серьёзно. Нужны были серьёзные основания, чтобы автомобиль мог считаться спортивным. К спортивным относились лучшие модели Феррари, Ягуара, Мазерати... // Читать дальше

in english / по-русски